Александра Репкина: «После магистратуры в Ливане хочу продолжить научную работу и познакомить россиян с Востоком»

Александра Репкина — выпускница кафедры восточно-христианской филологии и Восточных Церквей богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета 2016 года, рассказала как проходит ее обучение по магистерской программе в Богословском институте Баламандского университета Ливана.

Духовная школа Востока

Баламандский Богословский институт святого Иоанна Дамаскина является духовным учебным заведением Антиохийской Православной Церкви, расположенном в Баламандском монастыре. Богословский институт является факультетом Баламандского университета, история которого начинается со школы для священнослужителей, основанной в 1832 году архимандритом Афанасием Касиром. Сейчас это частный светский университет, созданный в 1988 году группой верующих Антиохийской Православной Церкви во главе с Патриархом Игнатием IV, который насчитывает 9 факультетов. 

Богословский институт  

Баламандский монастырь  

Баламандский монастырь  

– Александра, как Вы попали на магистерскую программу в ливанский университет?

– Наше обучение стало возможным благодаря договоренности между Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и Блаженнейшим Патриархом Антиохийский Иоанном Х. К нам на кафедру восточно-христианской филологии и Восточных Церквей Богословского факультета пришла информация от Общецерковной аспирантуры и докторантуры о возможности пройти обучение по магистерской программе в Баламандском университете. Наш преподаватель Наталья Геннадьевна Головнина сказала, что для нас, изучавших арабский язык, было бы полезно использовать такую возможность поучиться в Ливане.

В начале предложение показалось необычным, так как мы в России про Ливан немного знаем. Стала разбираться, что за страна, какой университет. Зашла на сайт Богословского института, а там на фотографиях одни мужчины в подрясниках, как монахи в монастыре! Баламандский университет был основан предыдущим патриархом Игнатием IV и в настоящее время готовит различных специалистов, в том числе врачей, и инженеров, и теологов. Узнала, что у них большая библиотека и в университете, и в институте, и еще огромный манускриптный центр. Вот мы с еще одной выпускницей нашей кафедры Юлей Цыганок решили использовать эту возможность и поехать.

Перед отъездом у нас было собеседование с отцом Дмитрием Серовым из Общецерковной аспирантуры и докторантуры, он рассказал про программу, и мы обсуждали наши перспективы после обучения, каким образом мы могли бы помочь нашей Церкви.

– Обучаются ли студенты из России в Баламандском университете?

– Кроме нас с Юлей Цыганок студентов из России не было. Есть русскоговорящие студенты –– дети тех, кто еще во времена Советского Союза переехал жить в Ливан, но они, конечно, не очень хорошо знают язык.

– Не боялись сложностей с пониманием, ведь обучение проходит на арабском языке?

– Конечно, были некоторые опасения. В Ливане мы говорим на диалекте, литературный язык «фусха» используется для чтения и письма, но говорят все только на ливанском диалекте арабского языка. Это другие слова, другая грамматика. Когда жители разных стран встречаются, понимают диалекты. Но если не понимают, то переходят на «фусха» – литературный язык. Службы идут на литературном языке, конференции идут на нем, язык науки – литературный арабский. Нам сразу дали преподавателя ливанского диалекта, чтобы мы его освоили для дальнейшего обучения. Полгода мы изучали язык, ходили, слушали, привыкали к диалекту. Первую сессию нам разрешили сдать на английском языке, так как выучить большой объем новых богословских терминов на арабском за короткий период сложно. В Ливане также говорят и на английском, и на французском языках. Так что, если возникали в первое время сложности, говорили на французском. Потом уже все на ливанском диалекте арабского языка.

– А где вы выучили столько языков, чтобы можно было и общаться, и сессию сдавать?

– У нас в университете на нашей кафедре все студенты изучают 6 языков: два древних, два современных и два восточных — этих знаний достаточно для работы. Но диалекты языка везде разные, и их осваиваешь уже на месте.

В ПСТГУ дают очень хороший английский. Сначала мы сдавали экзамены письменно, потом еще устно, чтобы преподаватели смогли с нами все детально проработать. А, после полугода занятий, мы могли уже говорить на ливанском диалекте. Ливанские студенты нам очень помогали – сказали, что не будут с нами говорить на английском.

– Каким вы увидели Ливан?

Дамаск

– Совсем не таким, как представляла. Мы приехали в Ливан зимой, погода была ужасная, дожди. Может сложится впечатление, что там мало зелени, все выжжено солнцем, но на самом деле, это может относиться лишь в некоторой степени к Бейруту. А за ним начинаются зеленые пригороды, где поля оливок, груш, яблок. В Ливане огромные леса. У нас по территории университетского городка и кабаны огромные, и лисы ходят по ночам. 

– Как вас встретили?

– Очень хорошо. На следующий день после прилета мы встретились с деканом нашего факультета, и это было время обеда. После беседы мы пошли в столовую института. Она огромная. А в ней одни мужчины, человек семьдесят. Первой мыслью было – бежать. Конечно, мы со всеми со временем познакомились и сдружились.

– По какому направлению вы проходите обучение?

– Я получаю специальность – богослова-агиографа, то есть работаю с житиями восточных святых. Обучение длится два года, и третий год дается для написания диплома. У меня диплом получился огромный. Мне приходится много работать с манускриптами. В институте и при монастыре есть свои архивы, а в монастыре есть и древние манускрипты. Они такие древние! Первое время было страшно к ним прикасаться.

Манускриптый архив  

Манускриптый архив  

Реставрация манускриптов  

– В какой атмосфере вам приходится учиться?

– В Институте при монастыре живут в основном мужчины, как в семинарии. Девушки живут отдельно в университетском кампусе со студентами других факультетов. Но, когда приходим на занятия, мы чувствуем семейную атмосферу – декан, священники делают все, чтобы все себя чувствовали одной семьей. В какой-то мере это похоже на наш ПСТГУ.

Учеба  

Учеба  

Студенческий хор  

Служба в Баламанде  

Служба в Баламанде  

Пасха  

Поездка студентов к пещере со сталактитами  
 

– Учатся ли в Богословском институте другие девушки?

– У нас в магистратуре учится одна студентка из Польши. Она тоже теолог.

– Какие у вас условия проживания?

– Нам выделили комнаты в общежитии для девочек при университете. Условия очень хорошие, жить можно было вдвоем и по одному. Душ в комнате. Кухня общая. Общежитие оплачивает институт.

– Как вы добирались от общежития до института?

– Ходили пешком. Весь путь всего около километра. Это закрытый университетский городок. Есть автобусы, которые ходят вокруг городка и подвозят студентов. Когда была плохая погода, мы доезжали до института на автобусе.

Студенческий городок  

Университет  

Лестница Знаний  

Весенний фестиваль  

Библиотека Университета  

Университет  

– Как восприняли вас другие девушки в университете?

– Отлично. Там были и мусульманки, и христианки. Там все живут дружно.

– Был ли к вам интерес как к россиянкам?

– Да, сильно удивлялись, как мы оказались в Ливане и еще учимся. Они были еще больше удивлены, что мы теологи.

Преподаватели тоже были удивлены российским студенткам теологам. Но они уже за полгода до нашего приезда, когда наши патриархи договорились, знали и ждали нас. Для них это был первый опыт. К ним приезжали россияне на курсы, но, чтобы на полную магистерскую программу – впервые.

– Случалось ли вам еще чем-то удивлять преподавателей?

– Да, случалось. Например, когда они изучали пророков и обсуждали эту тему, мы рассказывали о том, что уже знали. Они удивлялись, где это мы могли так все изучить, добавляли нам за ответы баллы. Конечно, про наш университет мы рассказывали, еще когда в первый раз встречались с деканом и Патриархом. И они были очень удивлены, что у нас на кафедре восточно-христианской филологии и Восточных Церквей богословского факультета мы изучали одновременно и богословие, и 6 языков. Они смотрели на нас и удивлялись – такие молодые, как такое возможно! В России мы поступаем на Богословский факультет сразу после окончания школы, а в Ливане для обучения на Богословском необходимо уже иметь какое-нибудь образование. Поэтому у нас была заметная разница в возрасте с местными студентами: нам 21-22 года, а им — 26, 29-30 лет.

– Чем занимались в свободное от учебы время?

– Нам устраивали различные поездки от университета, или мы ездили сами. Брали благословение у священника, чтобы он знал где мы и уезжали. В Ливане очень много древних монастырей, куда можно съездить. Например, известный монастырь IV века -Хаматура, который стоит на горе. Очень трудно к нему подниматься, так как идешь по серпантину, по каменистой лестнице, а она вся разбита, и вместо 30 минут путь может занять час сорок. Нет ни тени, ни деревца. В монастыре мощи святого Якова Хаматурского и вместе с ним еще троих монахов и одного маленького ребенка. К сожалению, их история не сохранилась. Но их мощи нетленны, благоухают. Можно также посмотреть Бейрут с его старинными церквями. Есть природные пещеры со сталактитами и сталагмитами и подземной рекой. Я также ездила в Сирию по приглашению отца Арсения Соколова. Мы с ним познакомилась, когда он был еще в русской Церкви в Бейруте, в Ливане. Потом, когда в Сирии стало спокойнее, представительство Русской Православной Церкви перевели в Дамаск, где оно и было изначально. Представительство располагается в огромном трехэтажном здании, в котором на первом этаже находится церковь.

Хаматура  

Монастырь Хаматура. Ливан  

Монастырь Хаматура  

Монастырь Хаматура  

Хаматура  

Монастырь св.Феклы Малюля  

Сталактитовая пещера  

Подземная река  

Монастырь Сайдная. Сирия  

Рождество в Сирии  

Русский храм в представительстве в Сирии  
 

– Есть что-то, что вас особенно удивило или запомнилось?

– В университет часто приезжает Патриарх. В октябре у них проходят заседания Синода, и митрополиты приезжают к нам в университет, где в огромном зале проходят заседания. Я испытала шок, когда смогла за один день познакомиться с парой десятков митрополитов. Причем, они обо мне знают все: откуда я, как меня зовут, где и как учусь – все знают! У нас всегда в день святого Иоанна Дамаскина, в честь которого назван университет, проходит обед или ужин, когда приезжает Патриарх, митрополиты, и мы сидим, трапезничаем, разговариваем. Они сами начинают разговор, как у нас в России, еще какие-нибудь вопросы. Подходят, разговаривают, интересуются успехами в учебе. И какой-нибудь митрополит, которого я видела несколько раз, который есть у меня в друзьях на фейсбуке, вдруг мне пишет, интересуется моими делами. Это очень необычно.

Патриарх Иоанн  

Патриарх  

Патриаршья служба в монастыре  

Праздник св.Иоанна Дамаскина  

– Какие дальнейшие перспективы видите для себя?

– Что касается меня, то мне бы хотелось дальше заниматься научной деятельностью. Сейчас я заканчиваю обучение в магистратуре и потом хотела бы продолжить свои занятия в докторантуре. Это позволит мне потом и работать, и преподавать. Хочу познакомить россиян с Востоком! Мы еще так мало знаем о восточных святых.

Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет — офф. сайт pstgu.ru

Читайте больше новостей про :


Добавить комментарий