Он не хотел пробовать, но уже сказал «да» и стеснялся сказать «нет»

Он не хотел пробовать, но уже сказал «да» и стеснялся сказать «нет»Иллюстрация: zerochan.net

Российский политический деятель, основатель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман опубликовал очень важный пост в Фейсбуке. Публикуем его полностью.

«Однажды лекцию читал о наркотиках. Дети продвинутые, серьёзный разговор пошёл. Одна девчонка говорит: «Ну и что? Мы знаем, кто у нас в классе употребляет, но мы никогда не скажем, потому что мы не стукачи!» И все ждут, что я отвечу. Ну, держи, думаю. – А теперь, говорю, слушайте меня внимательно.

Основные смерти от наркотиков – на первом году употребления. Смерти некрасивые, в подъезде, в туалете на загаженном полу, или просто своей блевотиной захлебнулся.

Так вот. Представьте, приходят в школу родители, плачут: «Ребята, Вася умер, приходите прощаться…» А вы с ним 10 лет в одном классе, и надо идти, и вы понимаете, отчего он умер. И вот все на кладбище, зима, могилу выдолбили в стылой земле, он в гробу лежит неживой, мать убивается, отец окаменевший, бабушку старенькую под руки держат, крышку опускают, стук молотка, опускают в могилу, каждый по комку бросает, стук об крышку, тут могильщики лопатами позвякивают, кидают, земля шуршит в тишине… И в этот момент ты подойди к матери и скажи: «А я ведь знала, что ваш Вася наркотики употребляет, но я вам не говорила, потому что я не стукачка!»

Они молчали несколько минут. Думаю, что поняли.

Через несколько лет, в лицее на Ясной, так же читал лекцию и вдруг вспомнил эту историю и стал рассказывать. Вижу, слушают внимательно, и даже слишком внимательно, чувствую, что-то серьёзное происходит, смотрю на них, а они глаза отводят, шелест пошёл по классу, и я понял, что это всхлипы. Я вдруг понял, что ранил, какую-то боль задел, испугался даже. И завуч перепуганная шепчет: «Признайтесь, Вы знали?! Они недавно были на похоронах одноклассника, только его не Вася звали…»

У парня в 10-м классе родители развелись, и они с матерью переехали в новый дом. Познакомился с парнями постарше, сдружился. И вот сосед предложил марку зажевать вечером. А ему в диковинку, но боязно, но интересно и тревожно. И он в школе подошел к однокласснику и говорит: «А я вечером марку буду пробовать…» А тот отвечает: «Дурак, что ль?» Он к другому: «Мне марку подогнали, вечером закинусь!..» Потом к девчонкам и снова про марку, и громко, чтоб другие услышали. Ну, услышали, пальцем покрутили, думали понтуется.

И вот вечером пришёл к другу, взял марку, вздохнул и положил под язык. И потерял сознание. И захлебнулся рвотой.

Друг забегал, не знает, что делать, давай скорую вызывать, скорая приехала, а он уже умер.

На похоронах было ровно так, как я и рассказал. Все плакали, потому что он был хороший парень и его все любили. Он и не хотел пробовать, но уже сказал «да» и стеснялся сказать «нет», он понимал, что делает что-то не то, но почему-то не мог остановиться и очень надеялся, что одноклассники его сдадут. Но они не сдали».

Евгений Ройзман

Статья и фото: vogazeta.ru

Добавить комментарий