В ПСТГУ начала работу Международная научная конференция «Монарх и монархия: к 150-летию со дня рождения Императора Николая II и 100-летию убиения Царской семьи»

14 ноября 2018 года в Соборной палате Главного здания Свято-Тихоновского университета состоялось открытие Международной научной конференции «Монарх и монархия: к 150-летию со дня рождения Императора Николая II и 100-летию убиения Царской семьи».

Конференцию открыл Ректор ПСТГУ протоиерей Владимир Воробьёв. Во вступительном слове он отметил, что именно в здании Московского епархиального дома, в котором проходит конференция, в 1918 г. Святейший Патриарх Тихон и другие участники Поместного собора узнали об убийстве Царской Семьи и совершили по ним первую панихиду.

Отец Ректор отметил, что для русской интеллигенции характерен особый характер протеста, в ходе которого она готова разрушить основы государства и даже выступить на стороне врага. Современная эпоха в некоторых отношениях напоминает ситуацию в России начала ХХ века, именно поэтому нам важно изучать то время, чтобы лучше понимать сегодняшний день. Именно в дореволюционной России впервые началось шельмование государя императора Николая II в прессе, которое затем продолжалось в течение 70 лет советской власти. Но, несмотря на это, наш народ своим почитанием царственных страстотерпцев как бы сам их канонизировал.

 

 

 

 

 

 

 

 

Отец Владимир поделился воспоминаниями о том, как шла работа по канонизации Николая II и его семьи. Царь Николай II был канонизирован не за свою жизнь, хотя она и была удивительно высокой по своему духу, но за свою мученическую кончину. Главным аргументом для канонизации стало народное почитание Царя-мученика. Двадцать лет назад, когда началась работа комиссии по канонизации Царской семьи, было непростое время и значительная часть тех, кто был у власти в государстве, и некоторые иерархи еще находились под влиянием предыдущего периода. ПСТГУ выступал одним из инициаторов канонизации царственных страстотерпцев.

Была проведена беспримерная исследовательская работа по изучению документов, относящихся к периоду царствования Николая II. С помощью документов снимались возражения против канонизации Царя Николая II, доказывалась лживость обвинений в его адрес. По результатам этой работы было решено вынести вопрос о канонизации на Юбилейный архиерейский Собор 2000 года. И Собор, рассмотрев все аргументы, принял практически единогласное решение в пользу канонизации. В заключение отец Владимир выразил пожелание, чтобы работа конференции утверждала благоговейное отношение к прославленному в лике святых Царю-мученику Николаю II.

В заключение отец Владимир поздравил профессора ПСТГУ Н.Ю. Сухову с врученной ей Блаженнейшим митрополитом Онуфрием высокой наградой — орденом Украинской Православной Церкви в честь Святой равноапостольной княгини Ольги.

Следующим выступил соорганизатор конференции, кандидат исторических наук, главный редактор журнала «Историк» Владимир Николаевич Рудаков. Он отметил, что для него огромная честь и ответственность участвовать в конференции, на которой собралось такое значительное количество специалистов по данной эпохе.

Он отметил, что сейчас ведутся острые споры вокруг личности императора Николая II, которые иногда даже выходят за рамки приличия. Опросы общественного мнения в последнее время свидетельствую о том, что люди не всегда знают, с кем себя ассоциировали их предки и на чьей стороне они были. Журнал «Историк» старается вносить свой посильный вклад в разъяснение сложных исторических вопросов. В заключение он пожелал собравшимся экспертам плодотворной работы в стенах одного из авторитетных вузов не только Русской Православной Церкви, но и России.

Первым из докладчиков на пленарном заседании выступил Дмитрий Александрович Андреев, заместитель декана исторического факультета МГУ по научной работе. В своем докладе «Император Николай II и конец пореформенной эпохи» он напомнил, что в советское время было общепринятым считать императора Николай II слабым правителем. Но этот тезис нуждается в уточнении, так как государь находился в русле политической повестки своего времени, но при этом не определял ее. Логика развития империи, при которой самодержавная власть окружала себя институтами власти, которые она сама и создавала, по мнению Д.А. Андреева, была заложена во времена царствования Петра I, перенимавшем этот опыт с Запада. Впоследствии попытка укрепить самодержавие за счет создаваемых институтов власти привела к тому, что само самодержавие стало нуждаться в юридическом обосновании своего существования со стороны этих институтов.

Докладчик обозначил основные проблемы, которые оказывали определяющее влияние на ситуацию. Среди них он выделил проблему престолонаследия, идею латентного конституционализма среди интеллигенции, отрицательное отношение народа к власти из-за произвола властей во всех областях жизни. Д.А. Андреев обратил внимание на то, что император Николай II не имел практического опыта ведения государственных дел до воцарения, а ему неожиданно пришлось занять трон после смерти отца. Кроме того, постепенно и сильно менялось все российское общество. Регулярное проведение торжеств (учитывавших трагический опыт Ходынки) с участием императора и представителей народа совершенно не влияло на реальный характер этих взаимоотношений.

По мнению докладчика, у государя Николая II было ложное представление о том, что он чувствует импульсы и желания народа, и он оказался не готов к вызовам неизбежного процесса модернизации страны и общества и не мог реально изменить ход событий. Исходя из этого, Д.А. Андреев пришел к выводу, что в той ситуации у России не могло быть иного пути, как отказ от самодержавия, и что он был предопределен самой логикой модернизации.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Следующий доклад на тему «Николай II как конституционный монарх (1905-1917)» сделал доцент исторических факультетов ПСТГУ и МГУ Федор Александрович Гайда. Автор сконцентрировал основное внимание на отношениях между императором и конституционными органами, появившимися в 1905 г. Отношение императора Николая II к парламенту менялось: сначала он вел себя достаточно жестко по отношению к нему, но потом стал более сдержан и осторожен. Ф. А. Гайда обратил внимание на разницу между Государственным Советом и Думой. Госсовет примерно поровну делился на консерваторов и либералов, правых и левых. В Думе же этой сбалансированности было меньше, и в силу этого ее работа была гораздо менее эффективной.

Докладчик также обратил внимание на тот факт, что, хотя самодержец и создал российский парламент, сложилась такая ситуация, что Госсовет имел право отклонять или не принимать законодательные акты императора, а император не мог не принимать акты Госсовета, хотя, конечно, мог их отклонять. Фактически император делился своей законодательной властью с парламентом. Личное, внутреннее отношение Николая II к парламенту и его отдельным представителям всегда было достаточно скептическим и мало изменялось со временем. Что касается Думы, ситуация была хаотичной еще и потому, что в нее входило множество разных партий, некоторые из которых вообще не были легализированы, например эсеры. Сложным был вопрос об отношении Николая II к народу. В начале его правления многие возмущались, что император не общается с народом, а после появления Г. Распутина, наоборот, стали критиковать, что этот представитель народа имеет такое влияние на Царскую Семью, хотя оно на самом деле было гораздо меньше в реальности, что показывают дневники и письма членов Царской Семьи.

Докладчик отметил и то, что за 9 лет (1903–1912) государь ни разу не появился в Москве, которая всегда была символом «традиционной» России. А. Ф. Гайда также рассмотрел вопрос влияния различных лиц на процесс принятия решений императором. По мнению эксперта, нельзя говорить о серьезном влиянии на императора Г. Распутина так же, как и влияние двора обычно преувеличивается. Это же касается и влияния Александры Федоровны до 1915 г. Мать императора — Марии Федоровна, могла оказывать влияние только в тех случаях, когда ее мнение совпадало с мнением других авторитетных для Николая II людей. Подводя итог выступлению, докладчик отметил, что по сравнению с другими конституционными монархиями того времени, например Великобританией и Японией, российский парламент было достаточно демократичным.

Третьим на пленарном заседании выступил заведующий кафедрой вспомогательных исторических дисциплин и археографии РГГУ Евгений Владимирович Пчелов с докладом «Кто принимал решение о цареубийстве?». Он поделился итогами исследовательской историко-документальной экспертизы, которая должна была выявить тех, кто принимал решение об убийстве Царя Николая II и его семьи: Уральский облсовет или большевики в Центре, в Москве. Эксперт поделился данными исследований, которые позволили рассмотреть свидетельства об убийстве Царской семьи 20-30 годов и послевоенные 50-60-х годов.

Е. В. Пчелов охарактеризовал имеющихся источники с точки зрения достоверности и попытался на их основании восстановить по часам картину принятия решения об убийстве царя и его семьи. В своем докладе автор приходит к выводу, что вопрос о судьбе царя решался в Москве Лениным и Свердловым и был реализован Уральским облсоветом по заранее согласованному с Москвой плану, когда возникла угроза захвата Екатеринбурга белогвардейскими частями. С молчаливого согласия Центра Уральский облсовет расправился с семьей царя Николая II.

Пленарное заседание завершил доклад профессора миланского Католического университета Святого Сердца Марко Рицци «»Монархия» в споре между Эриком Петерсоном и Карлом Шмиттом: древняя и со-временная политическая теология в культурной среде Германии тридцатых годов».

В докладе была рассмотрена дискуссия о теологическом осмыслении феномена политической власти между двумя видными представителями межвоенной германской интеллектуальной культуры – Эриком Петерсоном и Карлом Шмиттом. Контекстом для развития их мысли было крушение Веймарской республики и установление в Германии нацистского режима, а также становление протестантской диалектической теологии. К. Шмитт, будучи изначально противником нацизма, адаптировал свою политическую теологию к потребностям нового режима. Он выступил против диалектической теологии, подчеркивающей инаковость Бога по отношению к миру и, как следствие, развивающей идею аполитичности христианства.

Подобному подходу К. Шмитт противопоставил идею тотальности политического. Э. Петерсон, изначально присоединившийся к диалектической теологии, отошел от этого течения под влиянием критики К. Шмитта и даже обратился в католицизм (К. Шмитт также был католиком). В то же время он не одобрил приход нацистов к власти. В 1935 г. Э. Петерсон создал свой труд «Монотеизм как политическая проблема», в котором подчеркивал, что ортодоксальное христианское учение о Троице не является обычным монотеизмом, но учением о Троическом единстве, что делает невозможным какую-либо репрезентацию Божественной монархии в земных институтах.

После выступлений состоялась дискуссия по докладам.

В заключение Пленарного заседания заместитель декана БФ по научной работе А. В. Анашкин презентовал вышедший в издательстве ПСТГУ сборник материалов конференции «Собор и соборность: к столетию начала новой эпохи», которая прошла в ПСТГУ.

Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет — офф. сайт pstgu.ru

Читайте больше новостей про :


Добавить комментарий